Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

день рождения

Всю мою любовь и нежность заверну и сложу в коробку, придётся утрамбовать, не дарить же тебе сразу всю дюжину чемоданов, или цистерну, или вереницу вагонов, или город, или двустворчатый холодильник, в общем, будет компактно, начиню взрывчаткой, и вот он, подарок, готов, с днём рождения, это доставка, нет, без обратного адреса, подпись, пожалуйста, до свидания, всего доброго, ты развяжешь верёвку и порвёшь бумагу и заглянешь в темноту: ничего.

На балконе холодно и зима выдалась серая, сухая, почти как весна, как осень, теперь поди разбери, ветер, пальцы через минуту не очень слушают, день рождения, смотришь на город, на парк, на дома, на дороги, высоко и много видно, как всё взрывается, красные, зелёные, золотые, фиолетовые отсветы, снопы, космические помпоны невидимых гигантских шапок, осыпается звёздами, искрит, горит вся моя любовь и нежность, озаряет город, дороги, парк, мир, людей и собак, машины, пруды, зиму, а впрочем и весну, и осень, и память о лете, и падает звёздами, бликами, отражается от твоего лица, глаз, рта, кожи и одежды, и кожи под одеждой, и карманов, и пальцев, всё усыпано красными, зелёными, золотыми, фиолетовыми и смешением оных, весь балкон, весь дом, весь город, весь мир, все собаки и люди, и машины, и парки, и страны, и нравы, и времена, вот и вся моя любовь и нежность.

мои отношения с жирафами

жирафы - одна из самых грациозных вещей на свете.
а ещё они как снежинки, всегда уникальный рисунок пятен.
почему-то так или иначе, в том или ином виде они со мною, как бывает человек, которого давно знаешь, можешь не видеться годами, а потом встречаешься с ним, и будто вчера расстались, всё это такое живое.

это 2011, за несколько дней до уезда в африку, делаю то, что умею лучше всего: обнимаю



это тогда же, июль, кения, запредельно счастливые времена.
изысканный:



2012, съёмки видео, где все перемерили маску жирафа и разные роли:



болотная площадь, наши дни.
после 12-часового рабочего дня в пекле пикника афиши, пять часов к ряду раскрашивая гигантского белого, внезапно понимаю, что как бы непросто мне ни было, как бы что бы ни болело (например, всё), рисовать я могу в любом состоянии, как дышать.
белый жираф не улыбался, а раскрашенный - да, и это, наверное, самое главное здесь.

мельбурн

Можно погладить вашу собаку, да, конечно, он не кусается, ах, спасибо, как его зовут, чудесное имя, ну что ж, всего вам хорошего.
И так каждый вечер, желание гладить какую-нибудь собаку превратилось в навязчивую идею, как бывает, наверное, у женщин, просыпается это желание завести ребёнка, и вот фантомная собака под моими ладонями, собачьи следы - глажу воздух, когда никто не видит, средней высоты собачья спина, голова, тонкое ухо.
Мне нужен был пёс под рукой, каждый день, не большой, не маленький. а среднего роста, размера, и чтобы тёплых оттенков шерсти, и мокрый чёрный нос.
Почему бы и нет, всё возможно, вот мои деньги, вот ваш пёс, люди вольны выбирать и тратить, и вот у меня в руках всё, что мне было нужно.
Назвал я его не Андрей, не Степан, не Константин, а Мельбурн.
Шерсть у него была гладкая, похожая на мазки масляной краски или на хорошо прорисованную шерсть животных в современных мультфильмах.
Мы зажили с Мельбурном в моей маленькой квартире, которая сразу осветилась будто бы мыслями о собачьем лае.
Мельбурн грызёт все мои мячики. Мельбурн грызёт кроссовки. Мельбурн грызёт прихожую, спальню. Мельбурн копает. Мельбурн похож на океан, когда я прихожу. Мельбурн крутится против часовой стрелки, ловя свой хвост. Мельбурн лакает из миски. Мельбурн хватает меня за пятку. Мельбурн рычит. Мельбурн ластится. Мельбурн слушает пластинки вместе со мной. Мельбурн грустит без музыки. Или без меня. Мельбурн прыгает и не запрыгивает. Мельбурн стучит когтями по полу. Мельбурн стучит когтями по потолку. Мельбурн делает на потолке лужицы. Мельбурн на поводке похож на картину Шагала. Чтобы его погладить, я встаю на цыпочки и дотягиваюсь, я вырос на два сантиметра при моём и без того росте. Мельбурн наследил на потолке. Мельбурн наследил на сухом асфальте неба. Мельбурн чихает, и у него слюни. Ухо у Мельбурна тонкое. Мельбурн грызёт теннисные мячики, все мои фирменные мячики. Мельбурн грызёт ракетку. Мельбурн похож на океан, когда я ухожу, Мельбурн похож на звёзды и на масляную абстракцию.
Можно погладить вашу собаку, да, конечно, он не кусается, ах, спасибо, как его зовут, чудесное имя, ну что ж.
Мельбурн без поводка напоминает все южные созвездия.
Задрав голову, собаки, которых я гладил, на него смотрят, и тоже взмывают вверх.

единорог

 photo unnamed_zps8ef174a7.jpg

Встретив единорога, можно замереть и залюбоваться. Можно убить его и принести домой тушку, справить себе кожаные штаны, тётушке парик, племяннику волшебную палочку. Можно сфотографировать сэлфи и выложить сами знаете куда. Можно вдохновиться и написать картину, сборничек стихов, изваять изваяние, прокричать песню, разнестись эхом. Можно вскочить ему на спину и унестись вместе с ним. Можно обнять и отпустить с миром. Можно оскорбить (ну и рог! ты лошадь или коза?) и хохотать. Можно убежать незамеченным (вдруг что). Можно приручить (ну, может, правда можно, никто же не пробовал). Можно выткать гобелен. Можно увидеть единорога и умереть. Можно зажить с ним в горах и завести единорожат.

Встретили единорога? Ну офигеть теперь!

http://snapbox.ru/art/enot/1942-unicorn.html

eu

европа стала таким же открытием, как африка или мексика или марокко.
как пётр первый, вернувшийся из европы в россию и глядящий на окружающий быт и метафизику взглядом жениного кота.
как заплутавший колумб, чьё повторное открытие америки (через 500 лет после наших скандинавских друзей-викингов) впечатлило его не меньше, чем удивила бы запланированная далёкая индия.
как инлиш мэн ин нью-йорк.

в прошлый раз в европе был 1995 год, и с тех пор не было столь длинных уездов. когда тебе 5 лет, то всё равно, какая страна и границы, ты просто перемещаешься между разными пейзажами, и везде интересно. значение странам придают уже более взрослые люди, тем паче объединениям стран (хотя, в ту пору о евросоюзе ещё не помышляли).
везде интересно и сейчас, стало только больше наслоений смыслов.

вот копенгаген, весь как оживший таинственный сад, чёрт побери, андерсон, ты просто брал и писал с натуры.
вот стокгольм, упокоенный карлсоновскими плюшками и беловолосыми сванте.
вот поезда между ними, бесшумные поля и тоннели в скалах, жизнь в скале, на озёрах, на тающих реках, велодорожках (более или менее опасных для наступания на них), в тунельбане и пендельтоге, в пустом баре, в логове котов, недотрог-собак, всадников и бегунов, пёстрых старух и размышляющих стариков, улыбчивых полисменов и золотистых детей, чаек, кричащих всё об одном и том же.

будет много историй и картинок. 

ЕНОТ. Культовый (?!) комикс о грибах, гомосексуализме и гипноэскарго